Сибирский язык. Глава 4. Прилагательное и притяжательное местоимение

Для склонения прилагательных характерны стяжения (выпадения йота в окончаниях), а также совпадение творительного и предложного падежей в мужском роде (в таким стане).

В именительном падеже мужского рода единственного числа окончание -ой, а не -ый (последнее старославянское).

Ед.ч. м.р.

Им. великой
Род. великово
Дат. великому
Вин. великово (великой)
Твор. великим
Пред. о великим

Ед.ч. ж.р.

Им. велика
Род. великой
Дат. великой
Вин. велику
Твор. великой
Пред. о великой

Мн.ч.

Им. велики
Род. великих
Дат. великим
Вин. велики (великих)
Твор. великими
Пред. о великих

У сибирских прилагательных нет кратких форм, во всех случаях используется полная стяженная форма.

Сравнительная степень ВСЕГДА образуется с окончанием -ей или -ее: величее, толстее, лутчее, меньшее. Аналитических форм сравнительной степени не образуется.

Особые формы - от прилагательных БОЛЬШОЙ и МАЛЕНЬКИЙ сравнительная степень БОЛЕ и МЕНЕ, от ХОРОШИЙ - ЛУТЧЕ.

От слова “плохой” нормальная сравнительная степень “плохее”! “Хужее” означает “более тощий, худой”!
Часто употребляется приставка по- со значением смягчения сравнения (поболе, помене, похудее).

Предпочтительна превосходная степень на само- (самовеликой), хотя возможна и аналитическая форма (самой великой). На -шее, -айшее, и так далее превосходные степени не образуются, никогда.

Притяжательные прилагательные (жонкин) склоняются как и качественные (жонкинова, жонкиному).

Притяжательные и определительные местоимения склоняются как прилагательные:

Ед.ч. м.р.

Им. Мой, твой, свой, евонной, ейной, нашенской, вашенской, ихной, весь, всякой
Род. мово, твово, свово, евонново, ейново, нашенсково, вашенсково, ихново, всево, всяково
Дат. мому, твому, свому, евонному, ейному, нашенскому, вашенскому, ихному, всему, всякому
Вин. = И или Р
Твор. моим, твоим, своим, евонным, ейным, нашенским, вашенским, ихним, всем, всяким
Пред. о моим, твоим, своим, евонным, ейным, нашенским, вашенским, ихним, всем, всяким

Ед.ч. ж.р.

Им. Моя, твоя, своя, евонна, ейна, нашенска, вашенска, ихня, вся, всяка
Род. Мойой, твойой, свойой, евонной, ейной, нашенской, вашенской, ихной, всьой, всякой
Дат. =Р
Вин. мою, твою, свою, евонну, ейну, нашенску, вашенску, ихну, всю, всяку
Твор. =Р
Пред. =Р

Мн.ч.

Им. Мои, твои, свои, евонны, ейны, нашенски, вашенски, ихни, все, всяки
Род. моих, твоих, своих, евонных, ейных, нашенских, вашенских, ихных, всех, всяких
Дат. моим, твоим, своим, евонным, ейным, нашенским, вашенским, ихным, всем, всяким
Вин. =И или Р
Твор. моими,твоими, своими, евонными, ейными, нашенскими, вашенскими, ихными, всеми, всякими
Пред. =Р

Лексическая часть

Окончание сказки “Дедунько, тюлька и бирюк”

Однако тюлечка-та, позобавшы балык, была забажала попробать, чо не смогьот ли ешшо чо-нить стибрить, была вайдала в каку-то избу, де бабы пекли витушки, и попала башкой-той в ушат с тестом, устряпалася и бежыт. Однако бирюк-от ей вострету: “Евона как ты учиш! Мя-от ивсьо позудили!” - “Ех, лелькау, - лекочет тюлечка-та, - у тя хоша руда хлешшет, а у мя-от мозга, мя садней твойо излупили, одва лазю”. “Прямо, - лекочет бирюк, - де те, лелькау, ужо айдать, садися на мя, я тя доволоку”. Тюлька-та села му на закрошки, вон йо и поньос. Евона тюлечка-та сидит, однако тихо бает: “Хряпанной нехряпана волокьот, хряпанной нехряпанна волокьот”. - “Чо ты, лелькау, лекочеш?” - “Я, лелькау, лекочу: хряпанной-от хряпанна-то волокьот”. - “Так, лелькау, так!”.
“Погородим-ка, лелькау, се избочки”. - “Давай, лелькау!” - “Я се нагорожу лесну, а ты се мулечну”. Зачали робить, изделали се избочки: тюлечка-та лесну, а бирюк-от мулечну. Подошла вьосна, бирючна избочка-та изтаялас. “А, лелькау! - лекочет бирюк-от, - Ты мя опеть намухлевала, тя нать за ето приесь”. - “Айдам-ка, лелькау, ешшо поконамся, хто ко бут ись!”. Евонна тюлечка-та приведшы во в лесйо ко глыбкому выру и лекочет: “Жахай! Еси пережахаш выр-от, - те мя ись, однако не пережахаш - мне тя ись!” Бирюк жахнул и попал в выр-от. “Однако, - лекочет тюлечка - сидиш-ка ты тута!” - и сама смылася

Айдат вона, несьот батожок в лапах, и докучат к мужыку в избу: “Пушшай тюлечку-ту перетьоновать”. - “Нам-тем и без тя азойно” - “Ить я вас не потесню, сама лягу на беседку, свосик под беседку, батожок под каменку”. Вони пушшали. Вона легла сама на беседку, свосик под беседку, батожок-то под каменку. Ворано вутром тюлечка тянигузилася, пожегла евонной батожок, а напосля вопрошат: “Де мой батожок? Я-от за во и казарку не ивозьму!” Мужык - чо подееш - отдал ей за батожок казарочку: ивзяла тюлечка казарочку-ту, айдат и певат:

Шла-та тюлечка по шляшке,
Несла батожочек,
За батожочек - казарочку!

Стук, стук, стук! -брякочет вона в избу к дружному мужыку. “Хто тама?” - “Я -тюлечка, пушшайте перетьоновать”. - “Нам-тем и без тя азойно” - “Ить я вас не потесню, сама лягу на беседку, свосик под беседку, казарочку под каменку”. Вони пушшали. Вона легла сама на беседку, свосик под беседку, казарочку под каменку. Ворано вутром тюлечка тянигузилася, поимала казарочку-ту, ошыньгала йо, позобала и лекочет: “Де мойа казарочка? Я-от за йо и куруханку не ивозьму!” Мужык - чо подееш - отдал ей за казарочку куруханочку: ивзяла тюлечка куруханочку-ту, айдат и певат:

Шла-та тюлечка по шляшке,
Несла батожочек,
За батожочек - казарочку,
За казарочку - куруханочку!

Стук, стук, стук! -брякочет вона в избу к дружному мужыку. “Хто тама?” - “Я -тюлечка, пушшайте перетьоновать”. - “Нам-тем и без тя азойно” - “Ить я вас не потесню, сама лягу на беседку, свосик под беседку, курханочку под каменку”. Вони пушшали. Вона легла сама на беседку, свосик под беседку, куруханочку-ту под каменку. Ворано вутром тюлечка тянигузилася, поимала куруханочку-ту, ошыньгала йо, позобала и лекочет: “Де мойа куруханочка? Я-от за йо и молодуху не ивозьму!” Мужык - чо подееш - отдал ей за куруханочку молодуху: тюлечка сунула йо в арчамак, айдат и певат:

Шла-та тюлечка по шляшке,
Несла батожочек,
За батожочек - казарочку,
За казарочку - куруханочку,
За куруханочку - молодушечку!

Стук, стук, стук! -брякочет вона в избу к дружному мужыку. “Хто тама?” - “Я -тюлечка, пушшайте перетьоновать”. - “Нам-тем и без тя азойно” - “Ить я вас не потесню, сама лягу на беседку, свосик под беседку, арчамак под каменку”. Вони пушшали. Вона легла сама на беседку, свосик под беседку, арчамак под каменку. Мужык втихаря вынал из арчамака-то молодушку, а запьохал туды кутьку. Евона ворано тюлечка наряжатса на шлях, ивзяла арчамак-то, айдат и лекочет: “Молодуха-та, певай песни!”, а кутька-та как рыкнет. Тюлечка-та сполохнулася, как бякнет арчамак с кутькой и бежать

Евона бежит тюлька и зырит: на створках сидит певунчик. Вона му и лекочет: “Певунчик, певунчик! Слази сюды, я те грехи отполоню: у тя-от попусту учкинь жонок, ты-от завседа грехной. Певун слез, вона грабит во и позобала.

Слова

Руда - кровь
Мозга - мозг
Мулечной - ледяной
Выр - яма
Жахать - прыгать
Азойно - трудно
Казарка - гусыня
Куруханка - индюшка
Батог - палка
Молодуха - невеста, молодая жена
Кутька - собака
Арчамак - кожанный мешок
Бякнуть - бросить
Певун - петух
Схватить - грабить

Ешшо Сибирь-та не задохла (песня)

Ешшо Сибирь-та не задохла, ни слава, ни воля,
Ешшо нам, сибирякам-тем, усмехньотса доля,
Сгинут вороги поганы, как липуха в мареве,
Загулям тода довеку мы в вольготным крае

Дыхню-ту и тело покладьом за вольготу,
Кажньом чо мы, браты, казацки волоты.

Станем, браты, за вольготу, с Волги до Аляски,
Пусь серца лучат сибирски воли-той шараски,
Пусь Далай Полночной с нами лыбитса умильно,
Ешшо восподы шермачны побегут безсильно.

Дыхню-ту и тело покладьом за вольготу,
Кажньом чо мы, браты, казацки волоты.

Напосля жа труд советной ешшо всем поведат,
Как сибирска жысь пребаска, песня-та проведат
Мериканшыков, евражков, персов и китайцов,
Бут прославлена Сибирь-та с негров до малайцов.

Дыхню-ту и тело покладьом за вольготу,
Кажньом чо мы, браты, казацки волоты.

Словы

Липуха - роса
Дыхня - душа
Шараска - луч
Шермачной - зд. чужой
Советной - совместный
Волот - богатырь, гигант
Кажнуть - показать
Далай - океан