Сибирский язык. Глава 7. Наклонения глагола

Частое употребление частиц позволяет говорить о пяти наклонениях сибирского глагола:

  1. Изъявительное, обозначает факт, в существовании которого говорящий не сомневается. Балык переимался. (Я сам видел, что рыба поймана).
  2. Условное, обозначает факт, относительно которого говорящий уверен, что его точно не было. Показатель - частица “бы”, “ба”. Балык бы переимался (Можно было бы поймать рыбу, но этого не случилось). В условное наклонение не входит представление о желательности факта, так как для выражения этого есть желательное наклонение. Частица бы может употребляться и с формами настоящего или будущего времени: Переимам бы я балык (В будущем была бы возможна поимка рыбы, но объективные условия препятствуют этому). Еси бы я яростюся!!! (я мог бы в настоящий момент сердиться, но не делаю этого)
  3. Желательное наклонение. Факт, которого не было, но говорящий хотел бы, чтобы он случился. Показатель - частица “ка”. Также имеет все три времени. Балык переимался-ка. (Я бы желал, чтобы рыба поймалась). Балык переиматся-ка (Я желаю, чтобы в будущем рыба была поймана).
  4. Повелительное наклонение выражает прямой приказ. Балык, переимайся! По отношению к людям вежливее употреблять формы желательного наклонения: айдам-ка, робиш-ка, бирьош-ка: Переимаш-ка ты балык. Формы повелительного наклонения воспринимаются как жесткие и обязательные: Не стой под годльой! Переимай балык шшас жа!
  5. Информативное наклонение обозначает, что информация о факте поступила из внешнего источника, говорящий сам не наблюдал факта, но слышал сообщения о нем. Показатель - частица “де”. Имеются все три времени. Балык де переимался (Поступила информация, что рыба поймана). Балык де переиматся (Говорят, что рыбу поймают). Балык де переимыватся (Говорят, что рыбу прямо сейчас ловят).

Лексика

Байка про Ивашеньку и про ведьму

Жыли-были дедунько и бабонька, да у их водна радонька - сын Ивашенька. Евон Ивашенька лекочет:
Сроби мне, батяу, баточку и гребок - пайдам рыбалить. Евон батька сробил му баточку и гребочек. Ивашенька-от сел и поехал рыбалить. А мама евонна выйдала на бережок и гаркат во:
Сынок, сынок, Ивашенька, прикунай, прикунай до бережку, я-от те ись, пить, дородненько похоить, кабатушку беленьку…
Вон учуял мамин голосок и лекочет:
-Кунай, кунай, баточка, ближее, де мя мамонька гаркат. Вона ме хлебочки приньосла.
Баточка-та до бережку прикунавшы. Мама во насосила, и напоила, и кабатушечку беленьку оболочила, и лекочет:
Кунай рыбалить, токо гледи, чобы тя ведьма не цопнула.
А ведьма-та стояла под чапыжником, и подслухала. Мама-та Ивашенькова пайдала додому, а ведьма выйдала на бережок и зачала гаркать Ивашенька:
Сынок, сынок, Ивашенька, прикунай, прикунай до бережку, я-от те ись, пить, дородненько похоить, кабатушку беленьку…
Однако Ивашенько лекочет:
Кунай, кунай, баточка, далее, ето мя ведьма-та гаркат - вона мя хотет съиссь.
И так скоко ведьма-та не кликала Ивашеньку, ничо не сталося - уприметил, чо не мамин голосок, и далече откунал от йо.
Прийдала ведьма-та до ковалю и лекочет:
- Ковалик, ковалик, сковаш ка мне такой голосок, как у Ивашенковой мамы, а еси не сковаш, дык съем тя.
Ну ковалик-от и сковал ей такой голосок, как у Ивашеньковой мамы.
Ведьма-та пайдала ново на бережочок и зачала ново гаркать:
Сынок, сынок, Ивашенька, прикунай, прикунай до бережку, я-от те ись, пить, дородненько похоить, кабатушку беленьку…
Ивашенька учуял чо голосок такой же, как у евонной мамки, и лекочет:
- Кунай, кунай, баточка, ближее, де мя мамонька гаркат. Вона мне хлебочки приньосла.
Баточка-те и прикунала до бережку, а ведьма во цопнула. И поньосла додому. А у ведьмы-той дочка Оленька. Ведьма и лекочет:
Дочкау Оленькау, стопиш ка каменку и сомариш етово Ивашеньку, а я пайдам и лельку позвам, и съедим во.
Оленька стопившы каменку-ту лекочет:
Ну, Ивашенькау, садися на лопату.
Вон как не сядет, всьо не так - назабочину ли чо.
Оленька лекочет:
Не так садишса!
Однако Ивашенько лекочет Оленьке:
Сама перва садишся ка на лопату, а я позырю, как сидиш, и тода тожа так сяду.
Ета Оленька сдуру и села на лопату, а Ивашенек - бух йо в каменку! И затьонкой закутал, а сам выбег на варок, закарачилса на высоку лесину, и сидит тама.
Евон ведьма-та была прийдала, привела лельку в избу-ту и лекочет:
Докудова делася моя Оленька? Мобыть, убегла на вулку. Однако, позырим ка в каменке, спекла ли вона Ивашеньку?
Зырит в каменку-ту, а там Оленька спеклася, а вона не домекала, и лекочет лельке-той:
Ужо спьокся Ивашенек. Садишся ка, лелькау, к урундуку.
Напосля выйдали на камень и зачали зыбатьса.
Зыбаются и прибаивают:
Позыбамся, повалямся, Ивашенькиной свежыны позобавшы!
Ивашенок-от сидит на лесине-той и лекочет:
Позыбайтеся ка, поваляйтеся, Оленькиной свежыны позобавшы.
Ведьма-та учуяла ето и лекочет:
Чо тако, лелькау, али хто-то лекочет: позыбайтеся ка, поваляйтеся, Оленькиной свежыны позобавшы?
А ведьмина лелька лекочет:
Да те ето однако кажетса. И ново:
Позыбамся, повалямся, Ивашенькиной свежыны позобавшы!
Ивашенок-от сидит на лесине-той и ново лекочет:
Позыбайтеся ка, поваляйтеся, Оленькиной свежыны позобавшы.
Вони зыр на лесину-ту и узырили Ивашеньку, да лекочут:
Ай люшеньки! Ето вон нашенску Оленьку спьок!
Пробували лесину-ту изхрумкать да токо тешы раскурочили.
Евона пайдали до ковалю и лекочут:
- Ковалик-ковалик, сковай нам таки тешы, кабы лесину изхрумкать, а еси не сковаш, мы тя съедим.
Ну вон и сковал им зосски тешы. Вони прийдали и зачали ново лесину-ту хрумкать, а Ивашенок сидит на ветвине и хнючит. Летят казы. Ивашенок и гаркат казов:
Казы-казы, лебедьонки, возьмите ка мя на крылы, понесите ка мы до батенька, а у батенька бут вам иссь, пить, басенько похоить.
А казы му лекочут:
Пусь тя задни ряды возьмут.
Сидит вон и хнючит, а ведьмы-те уже безмала изхрумкали ивсю лесину. Летят задни ряды-те. Ивашенько сидит и ново гаркат:
Казы-казы, лебедьонки, возьмите ка мя на крылы, поньосите ка мы до батенька, а у батенька бут вам иссь, пить, басенько похоить.
Ивзяли вони во на крылы и понесли до батеньку.
Токо взяли вони во, а ведьмы-те лесину и схрумкали, лесина-та упала, вони зыр - а нету Ивашенька!
Де вон? Де вон?
А вон сидит у казов на крылах и ревьот:
Евон де я! Евон де я! А ведьмы-те лекочут:
А! Домекал, утьок!
Казы-те приньосли Ивашенька до батеньку и посадили на избу.
Мамка-та Ивашечкова садит сарынь ашать и лекочет:
Евон те, сынкау, кашик, евон те, евон те, а еси был бы Ивашеньок, так евон бы му.
А вон сидит на избе и ревьот:
И мне!
А мама во учуяла, так как скакньот на варок, как узырит Ивашенька:
-Откедова ты взявшысь, мой сыночок?
Вон им и пробаял, как во ведьма-та цопнула и хочела спекчи - и про всьо, про всьо ето пробаял.

Словы

Рыбалить -ловить рыбу
Бат - лодка
Гребок - весло
Гаркать - звать
Кунать - плыть
Кабатуха - рубашка
Чапыжник - кустарник
Коваль - кузнец
Цопнуть - схватить
Варок - двор
Теш - зуб
Ветвина - ветка

Почо навировалося на небо

Почо навировалося на небо
Ты, багрецово сонечко Сибири?
Мы хворы, и дыхни не имут хлеба,
И телы нашенски блукут без мира.

Почо, буран, таскаш по становишшу
Ты жолты лисики - угомонись, погини,
Задох твой город, сглохнули вальбишша,
И токо ты чураш про ту кончину.

Почо ты материк, рожаш лесины
Не нам, чужым, а мы ухоим в тьому.
На шее стягиватса злобна воровина,
И сонцо падат в глызишшы назьому

Словы

Хворой - больной
Дыхня - душа
Блукать - блуждать
Чурать - помнить
Воровина - веревка
глыза - куча
назьом - навоз