Последняя загадка Бенито Гарсия Домингеса

«Раз вы держите в руках эту записку, значит, меня уже нет в живых. Значит, теперь я могу рассказать всю правду и только правду, ведь у мертвых, как известно, нет страха.

Наш президент Хулио Мартинес Ортега – казнокрад и убийца! Да, теперь я могу заявить об этом прямо и открыто. Доказательства? Улики? У меня нет их, но я должен вам кое-что рассказать.

В 1977-м году, я жил тогда в Маринас, мне принесли совершенно жуткий счет за воду, как будто, кроме как принимать душ, стирать, поливать цветы и пить воду круглые сутки, мне нечем было заняться. Отдать за воду ползарплаты как-то не входило в мои планы, и я отправился в муниципалитет выяснять отношения.

Чиновник, обладатель редеющей рыжей шевелюры и пародией на усы, от которого за версту несло средством от облысения и дешевым одеколоном, долго рылся в каких-то бумагах, но стоял на своем: я должен заплатить. Единственное, что я смог от него добиться, это позволение поговорить с его начальником, ради чего он пропустил меня за стойку и небрежно указал, где находится кабинет шефа. Я, злой как черт, подошел к кабинету, из которого благодаря чуть приоткрытой двери был слышен властный голос, отдающий команды на повышенных тонах. Я решил, что в кабинете у начальника кто-то есть, и мне лучше подождать. А пока я изучал медную табличку на двери, на которой было выгравировано имя хозяина кабинета: «Хулио Мартинес Ортега». Так как в разговоре участвовал лишь один голос, и некоторые фразы разделялись существенными паузами, я заключил, что Ортега распекает кого-то по телефону. От нечего делать я стал прислушиваться к разговору, интересовавшему меня все больше и больше.

Вот несколько фраз, явственно донесшихся до меня из кабинета Ортеги: «Обязательно выясните, откуда Хименес узнал, что деньги попали к нам!», «Что ж, у нас не остается выбора, и мы просто вынуждены его убрать», «Да, все, как договорились», «Приступайте!». Я понял, что мне лучше тихо исчезнуть, а водой заняться как-нибудь в другой раз.

На следующий день все вечерние газеты Буэнос-Айреса кричали о зверском убийстве Диего Хименеса, главного казначея муниципалитета Маринаса. Хотя кого в то время этим можно было удивить? Преступление не было раскрыто, и я стал обладателем смертоносной тайны. Еще раз напоминаю: на дворе был 1977-й год. Обратись я в полицию, никто больше одного песо за мою жизнь не дал бы. Обратиться анонимно? Никто бы не поверил, ведь доказательств у меня нет.

Но каково мне было хранить такое в себе? Я все время думал, как мне сбросить с плеч этот давящий груз. А тем временем Ортега делал карьеру. После года пребывания на посту мэра Маринаса он был избран в парламент, через три года стал его спикером, а после очередного военного переворота был приведен в Президентский дворец. Я внимательно следил за его политической карьерой, и каждый его подъем по ступеням власти вызывал у меня приступ горечи и бессилия. Единственное, что я смог придумать, это всегда иметь при себе запечатанный конверт с вложенной в него запиской, текст которой сейчас у вас перед глазами.

Обнаружившего этот конверт убедительно прошу передать его содержимое во все оппозиционные газеты страны. Такова моя последняя воля.

Пусть земля мне будет пухом.

Буэнос-Айрес, 1983.»

* * *

«Педро Оливарес, пусть земля тебе станет пухом!

Кто-то из древних сказал, что мерой всему человек. А что является мерой человеку? Смерть! Его Смерть. Мне, как писателю, удобнее сравнивать человеческую жизнь с рассказом, а у хорошего рассказа должен быть хороший конец (не в смысле, конечно, happy end), придающий ему тот неповторимый букет, и делающий его по-настоящему хорошим рассказом. Смерть придает жизни интригу, без которой она превратилась бы в нечто, подобное ранним повестям Альберта Мартинеса, способным вызвать зевоту уже на первых страницах. Смерть придает логичность череде событий, выстраивая их по ей одной известному сюжету. Без Смерти жизнь превратилась бы просто в сон, в сон даже без сновидений. Смерть ставит точку, которую ни один редактор не в состоянии заменить на запятую.

Вы, вне всякого сомнения, а позвольте мне думать о вас хорошо, помните тот грандиозный скандал, приведший в ноябре 1985 года к отставке президента Ортеги, а затем долгому судебному разбирательству, которое было прервано лишь уходом Ортеги в мир иной (в этом случае Смерть немного поторопилась, что ж, и ей, как, впрочем, и некоторым живым классикам, не всегда удаются сюжеты).

Именно Смерть Педро Оливареса, этого скромного цирюльника из Маринаса, ставшего хоть и на короткое время чем-то вроде национального символа, позволила дописать повесть Ортеги, и именно той Смерти мы обязаны освобождению от власти вышеупомянутого кровопийцы и тирана. Hic locus est, ubi mors gaudet succurrere vitae. (*)

Но сейчас я должен сделать признание, которое поставит меня, как писателя, если не на уровень Смерти, то всего лишь на одну ступеньку ниже. Я не умру от скромности, я уже умер....

Раз у вас перед глазами этот текст, значит, меня уже нет в живых (разумеется, я не имею в виду случай, при котором чей-то невоспитанный нос уткнется в мои бумаги до назначенного судьбой срока). Смерть дописала мой рассказ, и мне нечего изменить в нем. Но сюжет принадлежит мне! Итак....

Педро Оливарес, прости меня, ведь именно я запятнал тебя несмываемой славой, да, именно так, ведь незаслуженная слава ничем не лучше позора....

Гибель этого несчастного брадобрея, переходившего проспект Боливара в неположенном месте и сбитого насмерть промчавшимся грузовиком, была, да простятся мне эти слова, подарком судьбы. Я воспользовался случаем, которого искал много лет, и засунул бедняге во внутренний карман пиджака заранее припасенный для этой цели конверт! Это была моя уже четвертая попытка донести до мира правду, ведь именно я когда-то жил в районе Маринас и именно я получил тот самый счет... Да, я подкладывал такие же конверты умершим дальним родственникам и друзьям, но, то ли конверты не обнаруживали, то ли не рисковали их пересылать в газеты, так или иначе, из моих прежних попыток ничего не получилось. Лишь на четвертый раз мой замысел удался!

Теперь, когда меня нет среди живых, я могу в этом сознаться и тем самым упокоить душу безвинного Педро Оливареса. Смерть, на этот раз моя Смерть расставила все по своим местам.

Бенито Гарсия Домингес,
Буэнос-Айрес, 1985.»

* * *

Этот текст я обнаружил в архиве Бенито Гарсия Домингеса, хранящемся в Национальной Библиотеке в Буэнос-Айресе, где я работал над диссертацией, посвященной сравнению литературного творчества Бенито Гарсия Домингеса и Адольфо Биой Касареса. Надо ли говорить, в какое возбуждение я пришел, когда эти тексты попали ко мне в руки.

Текст на чуть пожелтевшем листе бумаги, подписанный Домингесом, был написан мелким почерком писателя (а у меня, как специалиста, в этом нет никаких сомнений), а к нему канцелярской скрепкой была прикреплена вырезка из газеты, содержащая текст записки Педро Оливареса. Вырезка уже совсем пожелтела. На ее полях также рукой писателя была проставлена дата: «12 авг. 1985г.» и указано название газеты: «Ла Насьон». Прежде всего я заказал лигвистическую экспертизу на определение авторства, хотя в ее результатах не сомневался.

Экспертиза показала, что вероятность того, что текст записки из конверта, найденного в кармане Педро Оливареса, написан Домингесом, находится в пределах погрешности экспертизы, то есть можно с уверенностью считать, что обвинения в адрес Ортеги не принадлежат перу Домингеса. Но.... Совершенно ясно, что Домингес как раз и стремился не быть узнанным. Ведь он уже тогда был маститым писателем, удостоившимся, пожалуй, наивысшей литературной награды: его знаменитые рассказы «Любовь и смерть по-аргентински» и «Буэнос-Айрес должен быть разрушен!» сделали его всенародно любимым писателем и были включены в школьную программу. Если бы разоблачение Домингес написал в том же стиле, его бы узнал любой старшеклассник! Так что результаты экспертизы лишний раз свидетельствуют о мастерстве писателя.

В пользу версии писателя говорит и то, что записка в конверте не была подписана. Правда, это обстоятельство не является строгим доказательством: обуенный страхом парикмахер, вероятно, просто предусмотрел возможность потери конверта.

Но не могу удержаться, чтобы не высказать еще одну версию. Известно, что Бенито Гарсия Домингес слыл большим любителем мистификаций и неоднократно становился героем различных розыгрышей. Чего только стоит розыгрыш им Адольфо Биой Касареса, ставший причиной их разрыва в последний год жизни Домингеса.

Вы уже понимаете, к чему я клоню? Да, почему бы не допустить, что, ознакомившись с текстом записки Педро Оливареса и воспользовавшись известным фактом своего проживания в 1977-м году в районе Маринас, Домингес не сделал обнаруженную мною запись? Я не могу этого утверждать, но нет сомнения, что он был способен на это. Боюсь, что решение этой загадки Бенито Гарсия Домингес унес с собою в могилу.

Буэнос-Айрес,
2005г.

(*) - Вот место, где смерть охотно помогает жизни (лат.)

raanani@mail.ru

Этруские надписи и варианты их дешифровки

Древнему Риму, чья история и культура более или менее известны каждому выпускнику средней школы, предшествовала Этрурия или Этруския, культуру которой римляне называли "величайшей"... Ученый и литератор Владимир Щербаков обнародовал в книге первой молодежного сборника исторических очерков и статей "Дорогами тысячелетий" статьи "Тропой Трояновой" и "Тайны этрусских зеркал":

"Одна из древнейших фресок изображает леопарда, сидящего на крупе коня. Фреска найдена в Италии, но этруски пришли туда из Малой Азии. В языке хеттов, населявших Малую Азию, можно найти корень "рас" или "раш" в слове "леопард". Этруски же называли себя расенами. Можно утверждать, что черная керамика, найденная недавно в малой Азии, близ Гордпона и датированная вторым тысячелетием до нашей эры, очень близка керамике этрусков - знаменитой буккеро...".

В конце XI века лютого зверя "парда" упомянул в своем "Поучении" Владимир Всеволодович Мономах, предпоследний правитель единой киевской Руси, а "быстроногий русский пард" запечатлен на одной из берестяных грамот XII века. А слово "леопард" в современном русском языке образовано из двух слов - "лео" (лев) плюс "пардус" (пард). Многие, как правило, не задумываются над смыслом и происхождением слов родного языка, превосходно понимая их значение... Далее будет показано, что научная гипотеза "о родстве русского и этрусского языков, русской и этрусской культур" вполне состоятельна, так как на сегодняшний день подтверждена фактами. Конечно, непосредственно этруски не являются предками нынешних славянских народов. Этруски были одним из праславянских народов, позже ассимилированным соседями... [Например, можно привести аналогию с народом басков, которому удалось сохраниться до наших дней - считается вполне состоятельной гипотеза об исходе басков с Кавказа и родственности басков современным грузинам; так же, по наглядной аналогии - и этруски древности могли являться отделившейся ветвью праславянства ].

По словам Владимира Щербакова, "этрусские надписи до сих пор не поняты исследователями. Можно говорить лишь об отдельных удачах в их переводе. Однако на многие вопросы можно получить ответы, ... открыв тайны этрусских зеркал. Бронзовые зеркала клали в могилы, они сопровождали покойника в дальний путь.

Особенность этрусских надписей состоит вот в чем: текст может читаться справа налево, слева направо, сверху вниз и снизу вверх, буквы оказываются повернутыми, вместо одних букв иногда пишутся другие. Таковы надписи на полированных бронзовых зеркалах.

Эта особенность, кажущаяся странной, объясняется тем, что художники и мастера, исполнявшие надписи на бронзовых зеркалах, были зачастую неграмотными. Копируя слова и буквы с других зеркал, они прибегали к зеркальному отражению. Но при отражении, тем более многократном, буквы поворачивались, слова искажались - так появились все особенности и головоломки этрусского письма. После тщательного изучения этрусских надписей мне (Владимиру Щербакову) удалось парные зеркала, доказывающие зеркальный метод копирования.

Думается, удалось обнаружить и второй главный ключ к этрусскому. Этруски писали, как слышали, как произносили (в отличии, скажем, от современного языка). "Рожь" мы произносим "рош". А этруски так и писали : "рош", "раш". Мягкого знака не было вообще, как не было букв "э", "ы", "щ", "ф", "ъ", "я", "ю". Некоторые звуки передавались в этрусских надписях двумя буквами. Вместо "ы" писалась "и", как в украинском.

Вот несколько этрусских слов: Ита - эта; али - или; ми - я; мини - меня, ен - он (как тут не вспомнить слова одного из отрицательного персонажей прославленного русского писателя-демократа Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина (1826-1889) жестокого кулака Разуваева: "Ен достанет!" - В.П.); ени - они; араж - лев (созвучие русскому - орать); нама, ама - яма; тал - дело, делать; тес - лес, доска; мак - мак; пулу - поле; зар, жар - жар, заря; царес - царица; лар - ларь, гроб; лад - ладо, дорогой; спур - сбор, город; лаутни - люди (людни; ау - ю).

Остановимся на двух заключительных строках надписи "А" - главной этрусской надписи на золотой пластинке из Пирги, найденной сравнительно недавно. Считается, что это финикийско-этрусская билингва (двуязычная надпись - В.П.). из этого некоторые этрускологи делают далеко идущие выводы. Однако вряд ли это билингва. Параллельный финикийский текст гласит: "Годы, как звезды". Этрусский текст двух последних строк в русской транскрипции "Авил ени, ака пулу мква". Применим сформулированный выше правила чтения этрусских надписей. Ени - они, яко - как, мква - маково (пропущены гласные). Точный перевод: "Годы, как поле маков (маково)". На этом примере хорошо видно, на каком языке говорили этруски. Образность и древние корни роднят его с хеттским и хаттским. Медь по-хеттски называлась куваной. Корень этого слова остался в глаголе "ковать". Хаттское "свит" - свет перевода не требует .в хаттском языке есть важное слово "капрас". Его переводят как "леопард". Но это не просто леопард, а священный леопард. Корень "кап" остался в этрусском слове "капен" - "кепен" - жрец и в славянском "капище" - святилище. Священный леопард хаттов - наследие глубокой древности...".

Оставив в покое священного леопарда хаттов, вернемся к глаголу "ковать", названному Щербаковым. В его русскости, славянскости не сомневались даже злейшие враги России и Великого русского народа. В украинском языке коваль - кузнец. В России одной из наиболее народных и самых распространенных фамилий, образованных от названий профессий людей, является фамилия "Ковалев". Николай Васильевич Гоголь (1809-1852) сделал главным действующим лицом своей повести "Нос" коллежского асессора Ковалева, и почти у каждого читателя этой книги найдутся Ковалевы или Ковали среди родственников, друзей, знакомых или сослуживцев. Мало кто, однако, знает, что русско-славянское профессиональное прозвище "Коваль" в его старинной краткой форме "Кова" было распространено в ... древнем Иране и в древнем Таджикистане, где славянский кузнец Кова прославился как вождь народного восстания против царя-изувера Заххока (Закхока) и стал главным героем первой части поэмы-эпопеи классика таджикской и персидской (Иранской) литератур Абулькасима Фирдоуси "Шахнаме" ("Книги о царях"), что Ковы и Ковали добрались до Индии во втором тысячелетии до н.э. и принесли туда "Веды" (от славянского глагола "ведать"-знать) и ведическую цивилизацию...

"В Чатал-Гуюке (древнем городе Малой Азии) найдена статуя Богини-Матери, восседающей на троне, подлокотники которого выполнены в виде двух леопардов. Этой статуе около семи тысяч лет. Мотив с леопардом близок этрускам. На древнейшей этруской фреске "Кампана" изображен мальчик верхом на лошади и леопард за его спиной. Корень "рас-рус" (лео- пард) остался в самоназвании этрусков. Как известно, этруски сами себя назвали расенами или, с учетом более позднего славянского нажима на "о", росенами. Так же поздние авторы античности, упоминая этрусков, называли их "словенским племенем". Не стоит утверждать, что подготовленный читатель, усвоивший изложенные выше правила чтения, легко сможет понять этруские надписи. Но, всеже, многие надписи, тем не менее, русскому читателю будут доступны, и смысл их будет ясен. Чаще всего тексты искажались при копировании и переписке. Корни сохраняются, но слова приобретают со временем иной оттенок, нередко происходит переосмысление. Но современный язык сохраняет органическое родство с языком росенов-этрусков, удерживая в себе все главные корни этрусского. В этом - главный ключ к древним надписям.

Этруски - это, образно говоря, лист, оторванный от хетто-славянского дерева. В этой связи можно упомянуть и рутенов, живших в Южной Франции, и филистимьян, и троянцев, фрингийцев, хананеев. В "Слове о полку Игореве" упоминаются не венециане (как трактуют иные переводчики), а "венедици" - венедичи, венеды (=славяне). Плач по "уноши князи Ростиславе" - тоже след от эпохи этрусков. Имя одной из богинь Этрурии - Уна, юная. Тогда говорили "уноша", но не "юноша"...Теперь нам станет понятнее, почему слово "дарительница" писалось по-этруски "туран" (то есть "доран"), "сусло" - "зусло", "кабан" - "корчази" (ср. "корчевать")...".

Славяне-венеды были хорошо известны древнеримским и древнегреческим ученым и писателям около двух тысяч лет тому назад. По многочисленным свидетельствам античных авторов, венеды жили в центре и на востоке Европы, между Карпатскими горами и Балтийским морем. По имени венедов Балтийское море называлось тогда Венедским заливом Северного океана; а "Черное море" именовалось "Русским морем" до ХV-ХVI веков. По единодушному мнению археологов, славяне-венеды были исходными, коренными обитателями Европы, потомками племен и племенных союзов, живших здесь еще в каменном, медно-каменном и бронзовом веках.

Древнее название славян - венеды - сохранилось в языках ряда германских народов вплоть до позднего средневековья, а в финском языке Россия до сих пор называется Венейей. Само название "славяне" стало широко распространяться полторы-две тысячи лет тому назад. Названия "росены", "русены" и "Русичи" уходят в глубь тысячелетий бронзового и раннего железного веков славянства, а некоторые исследователи утверждают, что их употребляли еще трипольцы и даже сунгирцы (!), но эти предположения пока не подкреплены бесспорными доказательствами, хотя очень правдоподобны.

Славяне жили не только в Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европе, но и в Западной Европе. Особенно много их было в долинах Рейна и Лабы (Эльбы). Западные славяне-руссы, населявшие южное побережье Венедского (Балтийского) моря, назывались поморянами, а их земля - Поморьем. Позднее германцы, окультуренные славянами, стали именовать Поморье Померанией, а бывшую славянскую Поруссию - Пруссией. Славяне-валлоны заложили основу валлонской (ныне Бельгийской) металлургии, славяне-этруски создали базу древнеримской цивилизации, славяне-хетты - предвосхитили древнегреческую. Почти все древние славяне оставили интереснейшие письменные памятники.

"Когда заходит разговор о сходстве этруского и русского, - писал Владимир Шербаков, - мне вспоминаются этруские надписи на могильниках. Одну из таких надписей, пронизанную глубокой скорбью и человечностью, хочется здесь привести. Это надпись на могиле женщины. Писавший восклицает: "Лар ое целуа". "Лар" - это современное русское "ларь", "гроб". Надпись не требует перевода на русский, в ней все понятно. "Гроб твой целую" - вот что написано на могиле...".

автор : Виктор Прищепенко

[ Статья 2 ] : Тайны этрусков рассеиваются

Великий путь ариев в Европу тянется из Азии. На этом пути профессор Белградского университета Милое Васич открыл блистательную древнейшую культуру Европы близ слияния реки Савы с Дунаем. По названию местечка Винча эта культура получила название "винчанской". Исследования продолжались, и наконец языковед из Белграда Радивое Пешич обнаружил древнейшие письмена, получившие название звездной письменности. Эти древнейшие письмена и знаки для письма были прообразом этрусской письменности. Той самой, которая до сих пор мировой наукой признается сверхзагадочной и безуспешно расшифровывается вот уже 200 лет.

Загадочные этруски пришли в Италию с Востока и шли по Дунаю. Истоки их языка (и письменности) нужно искать в Малой Азии. На многие вопросы этрусских подписей можно получить ответы, лишь изучив их и открыв тайны этрусских зеркал. Бронзовые зеркала этруски клали в могилы, они сопровождали покойника в дальний путь.

Как предполагают многие этрускологи, особенность этрусских надписей состоит в том, что: текст может читаться справа налево, слева направо, сверху вниз и снизу вверх, буквы оказываются повернутыми, вместо одних букв иногда пишутся другие. Таковы надписи на полированных бронзовых зеркалах.

Эта особенность, кажущаяся странной, объясняется некоторыми этрускологами тем, что художники и мастера, исполнявшие надписи на бронзовых зеркалах, были зачастую неграмотными. Копируя слова и буквы с других зеркал, они прибегали к зеркальному отражению. Но при отражении, тем более многократном, буквы поворачивались, слова искажались - так появились все особенности и головоломки этрусского письма. После тщательного изучения этрусских надписей мне удалось найти парные зеркала, доказывающие зеркальный метод копирования. Думается, удалось обнаружить и второй главный ключ к эрусскому языку. Этруски писали, как слышали, как произносили (в отличие, скажем, от современного зыка).

"Рожь" мы произносим "рош". А этруски так и писали "рош", "раш". Мягкого знака не было вообще, как не было букв Э, Ы Щ, Ф, Ъ, Я, Ю. Некоторые звуки передавались в этрусских надписях двумя буквами. Вот несколько этрусских слов (некоторые из них известны этрускологам): Ита - эта; али - или; мини - мен; ен - он; ени - они; араж - лев (созвучно русскому "орать"?); мак - мак; пулу - поле; зар, жар - жар, зар; царес - царица; пар - ларь, гроб; лад - ладо, дорогой; спур - сбор, город; лаутни - люди.

Остановимся на двух заключительных строках надписи А - главной этрусской надписи на золотой пластинке из Пирги, найденной сравнительно недавно. Считается, что это финикийско-этрусская билингва. Из этого некоторые этрускологи делают далеко идущие выводы. Однако, вряд ли это билингва. Параллельный финикийский текст гласит: "годы как звезды". Этрусский текст двух последних строк в русской транскрипции: "Авил ени ака пулу мква". Применим сформулированные выше правила чтения этрусских надписей: Ени - они; Пулу - поле; Ака - аки, яко, как; Мква - маково (пропущены гласные). Точный перевод: "Годы, как поле маков (маково)". На этом примере хорошо видно, на каком языке говорили этруски. Образность и древние корни роднят его с хеттским и хаттским. Медь по-хеттски называлась куваной. Корень этого слова остался в глаголе "ковать". Хаттское "свит" - свет - перевода не требует. В хаттском языке есть важное слово "капрас". Его переводят как "леопард". Но это не просто леопард, а священный леопард. Корень "кап" остался в этрусском слове "капен - кепен" - жрец и в славянском "капище" - святилище.

В Чатал-Гюйюке найдена статуя Богини-Матери, восседающей на троне, подлокотники которого выполнены в виде двух леопардов. Этой статуе более семи тысяч лет. Мотив с леопардом близок этрускам. На древнейшей этрусской фреске "Кампана" изображены мальчик верхом на лошади и леопард за его спиной. Корень "рас-рус" (леопард) остался в самоназвании этрусков. Некоторые этрускологи считают, что этруски назвали себя расенами или, с учетом более позднего славянского нажима на О, росенами.

Корни прославянского языка уходят в глубь тысячелетий, и об этом еще раз свидетельствуют этрусские надписи. Одно из трудных этрусских слов записывается так: Suthi. Но эта запись не может передать своеобразия этрусского произношения. Само слово переводится этрускологами так - "могила", "гробница". Но перевод этот выполнен, исходя из контекста, а не из звучания слова. Звучание же этого слова латиница передать не в состоянии: букв для шипящих звуков, а также звука Ч в ней попросту нет. Этруски передавали звук Ч буквой, которую латиница передает как th. Она неоднократно встречается вместе с этрусским алфавитом, начертанным рукой ученика. Как выше говорилось, этрусскую букву У следует читать как О или Е. Буква И означает смягчение.

Установленные выше правила звучания и чтения помогут и в этом случае. Слово звучит так: "сечь". Да, его можно переводить как "могила" (именно так поступают этрускологи), но по другой версии, перевод может быть и иной. Сечь - сечь. Лишь незначительное отличие в звучании от всем известного славянского "сечь. Но существительное "сечь" означает "сруб". Именно в этом значении можно воспринимать "Запорожскую Сечь", "засеку" и многие другие слова. Тот же этрусский корень и в словах "просека", "лесосека" итд. Перевод этрусской "сечи" дает возможность заглянуть в далекое прошлое. Ведь науке известны срубные погребения и целые срубные культуры далеких эпох. Этрусская "сечь" восходит к тем именно временам. Историкам и археологам хорошо известна срубная культура ариев эпохи бронзы. Некогда представители ее хоронили умерших в могилах, обложенных деревом наподобие бревенчатого сруба. Такие могилы найдены во множестве и на территории нашей страны, например, в Нижнем Поволжье.

Общеславнское "зеркало" родственно словам "зреть", "зоркий", "зрак". Но оно же родственно и этрусскому "серн" в значении "рисунок". В этом этрусском слове сохранился древнейший звук С, именно он явлется атрибутом архаической эпохи и знаком почти всем народам издавна. Но "срен" звучит почти так же, как "зрен", с заменой С на 3. Срен - зоен - зрелище. Эта цепочка закреплет родство дренего этрусского и многих русских слов.

Этрускологи гадают, как точнее перевести этрусское слово "рува", и склонны считать, что переводить его следует так: "брат", "младший брат". Но латинская транскрипция не передает особенностей этрусского произношения. Звук, обозначенный латинской буквой У, был иным, он был порой близок к звуку, обозначаемому современной русской буквой "Е:" (йо) - недаром же для этого "упрямого" звука пришлось ввести дополнительно специальную букву. И вот, реконструировав этот древний и не исчезнувший до сего дня звук, мы получим: "ре:ва". Что это за слово? Русский глагол "реветь", употреблемый по отношению к громко плачущему ребенку, дает точный ответ, который почти не нуждается в комментарих. Да и слово "ре:ва" не умерло в живом русском зыке. Ре:ва (ruva) - это младший ребенок в этрусской семье. Того же корн слова "ребята", "ребятня" и даже мальчишеское "ре:бя". Ибо две буквы В и Б и два звука, которые они изображают, многократно заменяли один другой.

Одна из этрусских фресок, найденна на стенах склепа близ Орвието, изображает кулачный бой под звуки деревянной флейты и дудки. "Флейтист" по-этрусски "суплу". С учетом правил произношения получается "сопло". Этот корень есть и в русском зыке. Сопель - деревнная дудка. Сопелить - играть на сопели.

Известно, что римские цифры - это заимствованные римлянами этрусские цифры. Они хранят в себе тайны по крайней мере 20 тысячелетий. Во многих пещерах кроманьонской эпохи обнаружены отпечатки рук с "отрезанными пальцами". Специалисты связывают это с магическими обрядами левой и правой руки. Но это не так. Никто не отрезал пальцев в этом "обряде", потому что следы раскрытых ладоней служили кроманьонцам цифрами - первыми цифрами в истории человека и человечества. И эти первые цифры очень похожи на римские цифры, доныне украшающие циферблаты современных часов или страницы монографий. Есть версия, что кроманьонцы могли красить те или иные пальцы рук, и отпечаток означал (например): столько-то соплеменников погибло на охоте.

Число "двадцать" звучит по-этрусски так: "зачром", "за чиром". Чир, чира - черта, и в этой форме слово это до нашего века широко употреблялось в народных русских играх, где оно означало некоторый предел, грань. Что за предел имели в виду этруски, говоря "за чиром"? Это выясняется, стоит лишь правильно "озвучить" числительные 16, 17, 18, 19. Они образуются у этрусков вычитанием соответственно 4, 3, 2, 1 от 20. Так, семнадцать по-этрусски означает три за чертой, восемнадцать - два за чертой. Это подтверждает двадцатеричный характер этрусской системы счисления по крайней мере в ее древнейшей форме.

Однако и числа первого десятка читаются этрускологами не точно. Между тем слова, означающие эти числа, не только наделены вполне конкретным смыслом, но и имеют точный эквивалент в современном русском. Так, цифре 2 соответствует слово "жал", буквально "жало", "раздвоение". "Три" по-этрусски звучит так: "ци". Именно этому этрусскому числительному обязано русское слово "цыплечок". Оно означает в буквальном переводе: "трехпалый". Есть версия, что и украинское слово "цибуля" того же корня, означает "три боли" (от лука болит горло, глаза, нос). Сходно звучит и итальянское "чиполло" - луковица. Этрусская четверка - "са" осталась в русском языке, например, в числительном "сорок". При этом корень "са" перешел в соответствии со славянским нажимом на О в "со". Но что означает вторая часть "сорока"? Рок. Или, как удобнее произносить, рук. Перевод не требуется. Сорок - это дословно "четверо рук", четыре раза по две руки, сорок пальцев. Следующее число пять. У этрусков оно звучало так: мах. Почему? Ответ прост: на руке пять пальцев, русское слово "мах" означает именно действие, производимое одной рукой. Со всего маху, с маху, одним махом. Эти исконные русские выражения и многие пословицы и поговорки используют именно этрусское числительное "пять". Это может являться еще одним аргументом в пользу в близости русского и этрусского языков.

И все же можно было бы возразить: если действительно "чир" означает черту, предел, то важно знать, с какой стороны от черты, справа или слева, располагаются этрусские числа меньше двадцати. В самом деле, черта, предел названы, а точности вроде бы нет. Так, может быть, "чир" вовсе не черта?

Этрусские мудрецы лишь один раз точно указали направление отсчета от двадцати. И сделали они это в ближайшем к "чиру" числе - в девятнадцати. Вот как звучит по-этрусски девятнадцать: "чо нем за чром". Это означает буквально следующее: "единицы нет за чертой". Действительно, числу девятнадцать не хватает именно единицы, чтобы получилось двадцать. Из этого следуют два важных вывода. Во-первых, этрусская система счисления построена именно так, как об этом рассказано выше. Во-вторых, само число девятнадцать дает нам еще одно этрусское слово, которого не найти в словарях лингвистов. "Нем" - нет. Собственно, слово это почти не требует перевода и пояснений. Ведь по-украински оно звучит так и до сего дня (если не считать окончания): "нема" означает "нет".

И в заключение фрагмента о числах вспомним об этрусской единице. Произносилось это так - "че:" ("чо"). Именно она, этрусская единица, дала начало стольким русским словам, что и перечислить их здесь невозможно. Счет, считать, читать, учет, чохом, чета - это лишь некоторые из них. И во всех этих словах либо подчеркивается элемент единства, либо указывается, что действие (счет) начинается с единицы.

Этруски были отважными мореплавателями. Историки свидетельствуют, что они не раз выходили в океан. Это же можно сказать о ближайших родственниках этрусков - филистимлянах, которые, как известно, являются выходцами с острова Крит, потомками погибшей в 16 веке до н.э. крито-микенской цивилизации.

Многих исследователей привлекает загадка происхождения гуанчей, населявших Канарские острова. Сохранились даже отдельные надписи гуанчей, начертанные на камнях. Однако оставшийся материал ввиду незначительности объема пока не позволяет произвести расшифровку. Можно говорить лишь о более или менее достоверном прочтении одного-единственного слова "жизнь". Так же, как этруски, гуанчи были гостеприимным народом, любившим музыку и танцы. Жили они в каменных домах, умели бальзамировать тела умерших. Поклонялись гуанчи солнцу. Есть версия, что, возможно, одна из морских экспедиций этрусков могла привести к заселению Канарского архипелага.

Но в подобных экспедициях корабли могли сбиваться с курса, бури могли относить их далеко в океан. Человеческую маску с высунутым языком этруски изобразили на бронзовых зеркалах. Точную копию этой маски конкистадоры обнаружили в Америке (что, конечно же, не дает никаких оснований делать какие-либо далеко идущие выводы).

Некоторые этрускологи считают, что маска эта - изображение головы Горгоны. Что касается ее американской копии, то о ней часто не упоминают. Дело в том, что по одной из версий, такая маска не может быть "дублирована" случайно: это явный признак культурных контактов - такой позиции придерживаются историки - "диффузионисты". Можно объяснить сходство пирамид, календарей, некоторых обрядов, исходя из того, что солнце одинаково светит всем - на том и на этом берегу Атлантики. Однако, "маска с высунутым языком несет вполне конкретную и однозначную информацию", как считают историки-"диффузионисты". Чтобы попытаться разобраться в этом, можно обратить внимание, прежде всего, на этрусские тексты, которые не переведены этрускологами. На одном из зеркал изображена человеческая голова с высунутым языком. Женщина протыкает эту голову копьем. Рядом стоит мужчина с кинжалом наготове. Текст гласит: "Ведме акоенем". Перевода эта надпись, как и большинство других этрусских надписей, не требует: "Ведьме окаянному!" - таков(?), вероятнее всего, смысл начертанного рукой этрусского мастера. Что же за сцена изображена на зеркале? Скорее всего, это не Медуза Горгона, ибо голова мужская. Речь может идти о борьбе с колдуном. Ведем, ведьма - так они назывались у этрусков, второе из этих слов осталось у нас до сего дня. Корень тот же, что и в слове "ведать". Колдун, ведьма знают то, что скрыто от других. Слово было мужского рода.

В капитальном труде А.Н.Афанасьева о верованиях древних славян читаем: "Умирая, колдун и ведьма испытывают страшные муки: злые духи входят в них, терзают им внутренности и вытягивают из горла язык на целые пол-аршина". Древних русов с этрусками объединяют не только общий язык и верования. Какую же роль выполняла маска? Ответ может быть и таким: она символизировала погибель колдуна, ведьмы, конец колдовских чар. Ведь известно, что такого рода символы - лучшее оружие против живых колдунов.

Зариду (Сориду) арабские источники приписывают строительство пирамиды. Жрецы якобы предсказали потоп, и Зарид построил эту пирамиду, дабы сохранить достижения людей того времени: железо, которое не ржавеет, гибкое стекло итд. Заметим, что эти арабские источники относятся к тому периоду, когда никто не имел понятия о нержавеющей стали и пластмассах. Отметим и следующее обстоятельство: лишь недавно нашли пирамиду, неизвестную ранее. Быть может, под песками пустыни будет когда-нибудь обнаружена и пирамида Зарида?

И в имени Озирис, и в имени Зарид присутствует этрусский корень "зар-зир". Имя Озирис звучало на языке пеласгов так: Озаре, что означает буквально "озаренный". И действительно, он бог зеленого царства, которое озаряется солнцем.

Пеласгами были и первопоселенцы Леванта, как называлась в древности Финикия. Первопоселенцы близки к этрускам по своей культуре. Волчья голова на финикийских кораблях - особый символ скрытности, быстроты, помощи страннику и путешественнику. Капитолийская волчица этрусков стала позднее символом Рима. Серый волк помогает героям многочисленных сказок, отправляющимся в дальний путь. Близки к пеласгам и филистимляне, от этого племенного имени произошло название целой страны - Палестины. В этом слове, в правильно произносимом названии племени "палестимляне", в слове "пеласги" и во многих словах и именах Ближнего Востока один и тот же корень. Культура Древней Палестины - это во многом культура филистимлян-пеласгов. Ханаанеи, жившие здесь задолго до филистимлян и иудеев, возможно, также были родственниками пеласгов(?) Двенадцать колен израилевых появились в Палестине сравнительно недавно. Библия была записана на языке канаан, то есть на языке ханаанеев.

Этруски считали запад страной мертвых. Этруски располагали кладбища у реки: на одном берегу они строили город, на другом - хоронили умерших. Это символизировало тот порядок вещей, который установили на Земле грозные неумолимые боги, когда-то покаравшие род людской за прегрешения. Сам великий Зевс испепелил Землю. Имя этого бога упоминает и Платон. Его сочинение о легендарной Атлантиде осталось незаконченным. Текст обрывается на словах: "И сказал бог богов Зевс..." Можно догадаться, что же сказал Зевс - он решил покарать людей Земли. Но что означает само имя Зевс? К грекам оно пришло от пеласгов. По одной из версий, это лишь многократно измененное, искаженное имя пеласгов, которое можно перевести как "сияющий", "светлый".

Имя главного бога этрусков означает то же самое, но звучит иначе: Тин. Так же, как этрусское слово "день". Боги, подобно людям, дают потомство, их имена меняются. Но имя Тин осталось у тех племен, которые, подобно этрускам, происходят из Малой Азии. Древний бог германцев Доннар (Тин-Дон) напоминает об этом. Русское слово "день" обязано этрусскому "тин".

Этрусские источники называют время становления человеческой цивилизации. Истоки отстоят от эпохи самих этрусков на двенадцать тысячелетий. За эти тысячелетия должна была возникнуть и развиться культура. Земля должна была пережить катастрофу и потоп, оставшиеся в живых должны были приспособиться к новым условиям и дать начало первым городам Малой Азии и Ближнего Востока. Раскопки на Крите показывают, что даже пять-шесть тысяч лет спустя после того года, который вычислен как год гибели того, что в легенде называется "Атлантидой", жители этого средиземноморского острова (Крит) селились далеко от берега. Неведомый страх гнал их подальше от моря.

Традиция со времен Геродота связывает этрусков с малоазийскими лидийцами. А имя лидийского бога Кандаулеса содержит два корня: один из них КАН, а другой - ДАУ, или ДАВ. Первый совпадает с индоевропейским названием собаки, второй дал начало современному русскому глаголу ДАВИТЬ.

Еще один символ глубокой древности. Впереди этрусского войска часто бежали жрецы со змеями в руках. Об этом пишет Ливий. Жрица со змеями известна из раскопок на Крите. Две змеи, обвившие руки женщины, могут свидетельствовать и о духовной близости этрусков и жителей Минойского Крита: Средиземноморье до прихода греков было населено древнейшими племенами, близкими к лувийцам Малой Азии.

Этруски - древнейшая ветвь средиземноморских племен. Они дали начало Риму и его культуре. Но этрусские города-полисы были завоеваны Римом. Эти города, или скорее княжества, как ни странно, не оказывали друг другу помощи в борьбе с Римом. Этрурия в целом была вначале намного сильнее Рима (к тому же сам "вечный город" был отстранен этрусками). Но постепенно вся Этрурия попала под власть южного соседа. Римляне начали селиться на землях Этрурии, осуществляя демографический нажим. На последних землях, еще принадлежавших этрускам, разразилась эпидемия малярии. Древнейший из народов Италии, давший ей письменность, искусство градостроительства, математику, медицину и многое другое, вымер. Последний акт этой драмы символичен. Некогда этруски соорудили водоотводную систему для Рима, которая и поныне является частью городского муниципального хозяйства. Прошло немногим более четырех столетий - и последние потомки этих строителей вымерли от малярии, потому что некому было наладить осушение наступавших болот на исконных их землях.

Этруски оказались в Италии почти по соседству с венетами-венедами. У них - общие знаки для письма, много общих слов. Спустя тысячелетия ученые будут биться над загадкой, то объединяя их, то разделяя и объявляя этносы разными. Но на старинных картах венеты указаны именно здесь, в Иллирии, где и их город - Венеция. Это лишь ветвь венетов-венедов. Но она рядом с будущей провинцией Норик; территории частично перекрываются. Рим теснил венетов Северной Италии именно сюда, потом подчинил их здесь. Римская провинция Норик существовала с конца первого века до н.э., она лежала между Дунаем и верхним течением Дравы. И раз уж венеты были известны римлянам, а через них греческим авторам несколько столетий, то и в русской летописи это должно было найти отражение. И нашло. И русские летописи помнят, хотя и очень кратко, те древние времена, строка русской летописи: "норицы сиречь славяне" (область Норик, соседствующая с Северной Италией - район древнейшего расселения венетов)...