Сибирская литература

«Раз вы держите в руках эту записку, значит, меня уже нет в живых. Значит, теперь я могу рассказать всю правду и только правду, ведь у мертвых, как известно, нет страха.

Наш президент Хулио Мартинес Ортега – казнокрад и убийца! Да, теперь я могу заявить об этом прямо и открыто. Доказательства? Улики? У меня нет их, но я должен вам кое-что рассказать.Чотать ешшо

THE STEINS

Часть первая

Ходики на стене отбили первый час ночи. Жидовское семейство Штейнов обедало.

За столом сидели: Василий Исаакович Штейн, инженер, его супруга Марина Абрамовна, учитель русского языка и литературы, их шестилетняя дочь Рахиль, бабушка Роза Андреевна (по паспорту, конечно же, Абрамовна) и дедушка Абрам Львович (Лейбович). Все — жиды.Чотать ешшо

Славная жизнь

Так случилось, что контора, в которой я работал, распалась. Но хорошие отношения – это хорошие отношения и один из бывших директоров, уходя, позвал меня за собой. Он снял офис в старом особняке с выщербленными кирпичными стенами. Высокие потолки, вычурные ржавые решетки, и замысловатое расположение помещений выдавали здание, построенное еще при царе. Об этом же говорило и число "1842", выложенное светлым кирпичом на стене.

— Нравится? – спросил меня бывший директор, а ныне просто приятель. – Я называю это купеческой готикой.

— Тоскливо, – сказал я. – Но внушает.Чотать ешшо

Краеведы

Хотя Богдан Тюменцев, скорее всего, не был родственником того самого Петра Яковлевича Тюменцева, однако Богдану удалось разгадать одну загадку, загаданную этим выдающимся деятелем прошлого века. О своём однофамильце Богдан впервые услышал от Славы Двоеданова, который даже собирался выступать на «Тюменцевских чтениях» с докладом «Основатель изучения Чингитуринска». С его содержанием Богдан, конечно, познакомился раньше всех.Чотать ешшо

Из Сибири на сестрины похороны
со взглядом тяжелым приехал сибирячок
выпить велел им три раза не чокаясь
тем, кто гробик сестренки волок

гробик тяжелый нести пригласили
одного парня и двух других
перед этим они кошку с котятами возили
усыплять - для этих дел их держали в мастерских

вот похороны им лично не известной тетки
косвенно знакомой по рассказам коллег
ей было сорок пять, пила водку,
одна содержала сына семи лет

единственный родственник - брат в Сибири
мрачно размышляет, что за фигня
что не пришли хоронить сестру те, кто с ней пили
и что не бывает дыма без огняЧотать ешшо

Притча

...Гончие собаки почему-то любят, когда из аила выезжают гурьбой верховые в дорогу. В суматохе выезда непременно увяжутся, и потом гони их назад, грози и стращай сколько угодно — все равно не отстанут, будут упрямо трусить в сторонке. Странные они твари — им бы только в поле, на простор, да чтобы пошумней было, да людей побольше, так и ждут — потому они, наверно, и гончие...Чотать ешшо

Писатель родился в 1928 году в Киргизии, в аиле Шекер Таласской долины, представляющей один из древнейших очагов киргизской культуры. Все здесь овеяно славой предков; множество легенд, сказок, преданий повествуют о многовековой борьбе киргизского народа за свою независимость. "Детство, - писал позже Айтматов, - не только славная пора, детство - ядро будущей человеческой личности. Именно в детстве закладываются подлинные знания родной речи, именно тогда возникает ощущение причастности своей к окружающим людям, к окружающей природе, к родной культуре".Чотать ешшо

Дом. Часть 1

Часть первая


ГЛАВА ПЕРВАЯ


1

Чотать ешшо

Дом. Часть 2

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1

Слухи о новой засухе на юге поползли еще в конце июня: все горит на корню - и хлеб и трава, скотину гонят на север, а потом и вовсе диковинное: Подмосковье горит, сама Москва задыхается от дыма...

Однако Пинежье, далекое приполярное Пинежье, укрывшись за могучим тысячеверстным заслоном тайги, еще долго не знало этой беды.Чотать ешшо

«Ведь человеку многого не надо –
очки уже застыли на снегу –
Пускай совсем отбился от отряда –
Но хлеба столько, что вполне могу
Дойти до мест, где люди точно есть,
Где много мяса, валенок и браги,
До мест, где церкви, сифилис и бляди,
До мест, где водка, произвол и месть”
Так думал молодой интеллегент,
Рукой сжимая мерзлую берданку,
И кутаясь в палаточный брезент,
От холода, от снега, и от страха.Чотать ешшо

RSS-материал